“Пять минут рая”: простить, чтобы жить

"Пять минут рая"/"Five Minutes of Heaven" 

Five Minutes of Heaven

Слоган к фильму "Пять минут рая"/"Five Minutes of Heaven"- «To face the future, they must face the past».

Чтобы встретить будущее, необходимо выстоять перед прошлым. 

Выстоять перед прошлым – все равно, что встретить прошлое лицом к лицу. Ирландцам очень понятна эта фраза, как и русским, как и всем тем народам, в истории которых есть жесткие и жестокие гражданские противостояния, а значит – кровь, смерть и испепеляющая ненависть.

Совсем недавно я писал о выдающемся фильме «Ветер, который качает вереск» Кена Лоуча. Между двумя фильмами существует напряженное силовое поле, человек, который посмотрит подряд эти две ленты, вместе с эмоциональным смятением, избежать которого не удастся, почувствует на себе весь тяжкий экзистенциальный груз ирландской истории, как минимум, прошлого века. 

Five Minutes of Heaven1

Оба фильма – блистательные. Но о первом я уже рассказал, а сейчас речь о «Five Minutes of Heaven» режиссера Оливера Хиршбигеля.

И, опять же, я прошу – те, кто не видел этот фильм – посмотрите непременно. А уже потом можете вернуться – если захотите – к этой записи и согласиться или поспорить с автором.

Действие фильма происходит в 1975 и 2005 годах. 70-е годы прошлого века для ирландцев – время дикой братоубийственной войны. В 1969 году британцы ввели в Ольстер войска. Предлог – водворение законности и порядка. В это время страна оказалась расколота на два лагеря, мирная борьба за права католиков вылилась в кровопролитное противостояние католиков и протестантов. Ирландская республиканская армия, которую поддерживало католическое население страны, противостояла и британским силовым структурам и протестантским группировкам, в том числе, группировке Ольстерские добровольческие силы, которая была создана для противостояния ИРА. 

Five Minutes of Heaven3

Алистер Литтл, парень семнадцати лет, с которым мы знакомимся на первых минутах фильма, – активный сторонник Ольстерских добровольческих сил. Руководство группировки поручает ему совершить террористический акт – убить одного из католиков, работающих на предприятии Ольстера. Предпосылка - на этом предприятии нарушаются права протестантов. Хотя, конечно же, для террора никакие объяснения и предпосылки не нужны. Жертвой оказывается девятнадцатилетний Джим Гриффин. Алистер стреляет в него через окно дома на глазах у младшего брата Джима – Джо Гриффина, совсем еще мальчишки. Отец не выдерживает потери – он умирает спустя полгода после смерти сына. А мама, утратившая рассудок от душевной боли, до своей смерти так и не простила младшему сыну, что он не защитил брата. 

Five Minutes of Heaven4

Алистер отбыл наказание в тюрьме, и спустя тридцать лет занимается международной миротворческой деятельностью. Это рациональный выбор – Литтла гнетут воспоминания о прошлом. Что же касается Джо Гриффина… Жизнь его, несмотря на видимое внешнее благополучие – дом, любящая жена, двое дочерей – полная невыносимой скрытой боли.

В жизни Алистера кровоточит воспоминание о мальчишке, который секунду назад потерял своего брата, а теперь с ужасом  смотрит в глаза убийце. 

Джо Гриффина терзают обвинения, которые бросала ему его мама – самый близкий человек на свете. С детских лет он живет с непоправимым ощущением вины Алистера, которая стала его наказанием.

Спустя тридцать лет некий телеканал приглашает обоих мужчин принять участие в программе. Они должны встретиться лицом к лицу перед камерами, но у кого хватит на это сил?

Жажда мщения переполняет Джо. А ведь за этим стоит не стремление покарать убийцу, а изнуряющее желание освободиться от собственной боли.

Гриффин понимает, что ни о каком прощении речи и быть не может. Он должен увидеть глаза мальчика, а теперь уже мужчины, которому сломал жизнь. 

Five Minutes of Heaven5

Встречи перед камерами не происходит. Слишком высоко напряжение, слишком раздирает тоска.

Они встречаются позже, когда Литтл приезжает в город, где живет Гриффин. Об этой сцене трудно говорить, но думаю, что она – одна из лучших в мировом кинематографе. Могу сказать лишь, что Литтл не дал себя убить Джо потому, что понимает: убийство – не искупление, ни свобода, это - новое рабство.

«Избавься от меня, Джо, - просит Литтл, - Пусть в твоей голове, когда ты проснешься, будут твои дочери, а не я. Иди домой и скажи, что убил меня, что я ушел, что я – ничто». «Ничто», - повторяет Алистер. – Иди и скажи им, что живешь только ради них».

Проходит время – и наступает очищение. Не через месть и наказание. Через слезы и прощение – в первую очередь, себя.

Джемс Несбитт, Оливер Хиршбигель, Лиам Нисон

Джемс Несбитт, Оливер Хиршбигель, Лиам Нисон



Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

FireStats icon Работает с FireStats