Песня скитальца Энгуса / The Song of Wandering Aengus

devushka

Давным-давно прочитал я в книжке "Поэзия Ирландии" стихотворение невыразимой красоты. 

Песня скитальца Энгуса

Огнём пылала голова
Когда в орешник я вступил
Прут обломил и снял кору
Брусникой леску наживил
И в час, когда светлела мгла
И гасли звёзды-мотыльки
Я серебристую форель
Поймал на быстрине реки

Я положил её в траву
И сучья для костра собрал
Но зашуршала вдруг трава
Я тихий голос услыхал
Сверкала девушка впотьмах
Бела как яблоневый цвет
Окликнула - и скрылась прочь
В весенний канула рассвет

Пусть краток век и долог путь
Я всё равно её найду
Губами губ её коснусь
И пальцы с пальцами сплету
И буду для неё срывать
Как яблоки, покуда жив
Серебряный налив луны
И солнца золотой налив

Стихотворение написал Уильям-Батлер Йейтс, а перевел Григорий Кружков. Спустя годы я познакомился с еще одним вариантом перевода - и тоже от Григория Михайлович -  этого стихотворения:

Я вышел в мглистый лес ночной,
Чтоб лоб горящий остудить,
Орешниковый срезал прут,
Содрал кору, приладил нить.
И в час, когда светлела мгла
И гасли звезды-мотыльки,
Я серебристую форель
Поймал на быстрине реки.

Я положил ее в траву
И стал раскладывать костер,
Как вдруг услышал чей-то смех,
Невнятный тихий разговор.
Предстала дева предо мной,
Светясь, как яблоневый цвет,
Окликнула - и скрылась прочь,
В прозрачный канула рассвет.

Пускай я стар, пускай устал
От косогоров и холмов,
Но чтоб ее поцеловать,
Я снова мир пройти готов,
И травы мять, и с неба рвать,
Плоды земные разлюбив,
Серебряный налив луны
И солнца золотой налив.



В сети можно найти и другие переводы.  Вот один из них - от Athena

Ушёл в орешник поутру,
В груди моей огонь горел,
Я срезал прутик, снял кору,
На нитку ягодку надел;
Лишь засветились светлячки,
Cозвездья веют им крылом,
В ручей приманку опустил -
Форель сверкает серебром!

Я положил форель в траву
И отошёл костёр разжечь,
Но кто-то ворошит листву -
Меня зовёт лесная речь.
Не рыбка, девушка блестит!
А в косах яблоневый цвет
По имени зовёт, бежит...
Исчезла вдруг, влилась в рассвет.

Но песню о её чертах,
Слыхали степь и горный склон.
Найду и за руки возьму
И губ её зажгу бутон.
И до конца времён и лет,
Пойдём бродить в садах густых,
Нарвём сребристо-лунных груш
И солнца яблок золотых.

 

Теперь - вариант Анны Блейз

Пылал мой лоб неведомым огнем,
А в зарослях орешника — прохлада.
Я срезал гибкий прут и на лесу
Наживкой сладкой ягоду приладил.
И только светляки спорхнули в ночь
И звезды замерцали светляками,
Я выловил искристую форель
С серебряной спиной и плавниками.

Я отошел раздуть огонь в костре,
Оставив на песке свою добычу,
Но слышу — за спиной трава шуршит
И тихий голос рыболова кличет.
Мерцающая дева на песке
В венке из белых яблоневых веток
Окликнула по имени меня
И растворилась серебристым светом.

И пусть прошло в скитаньях много лет
В краях пустынных и краях холмистых, —
Я деву разыщу и обниму
И поцелуем губ коснусь искристых;
И в пестрых травах буду собирать,
Покуда день и час не грянет Судный,
Серебряные яблоки луны
И золотые яблоки полудней.

А вот оригинал:

I went out to the hazel wood,
Because a fire was in my head,
And cut and peeled a hazel wand,
And hooked a berry to a thread;
And when white moths were on the wing,
And moth-like stars were flickering out,
I dropped the berry in a stream
And caught a little silver trout.

When I had laid it on the floor
I went to blow the fire a-flame,
But something rustled on the floor,
And someone called me by my name:
It had become a glimmering girl
With apple blossom in her hair
Who called me by my name and ran
And faded through the brightening air.

Though I am old with wandering
Through hollow lands and hilly lands,
I will find out where she has gone,
And kiss her lips and take her hands;
And walk among long dappled grass,
And pluck till time and times are done,
The silver apples of the moon,
The golden apples of the sun.

В детстве, точнее, в юности я прочитал подряд  стихотворение несколько раз и мгновенно его запомнил. Я говорю сейчас о первом варианте перевода, который, пожалуй, нравится мне больше остальных. Наверное, если бы я попробовал составить антологию любимой любовной лирики, то это стихотворение, вместе с пушкинским "На холмах Грузии" и пастернаковским "На протяжении многих зим" открывали ее. 

Angus

Скиталец Энгус, или Аэнгус, или Оэнгус, или Энгус Ок, или просто Мак Ок - кельтское божество молодости и разделенной любви. Он сын бога Дагды и девушки по имени Боанн. Девушка была прекрасно и, как это часто бывает, "занята". Дагда не оступил, и я его понимаю. Он сделал следующее:  отослал супруга Боанн по какому-то делу. Дело было недолгое и заняло у супруга один день. Но вот Дагде хотелось не только насладиться любовным напитком, он хотел, чтобы любимая родила ему сына. И тогда Дагда приостановил движение солнца, фактически, остановил время ... Вспомните - "и дольше века длится день... и не кончаются объятья".  Один день длился девять месяцев. На рассвете Дагда любил Боанн, за закате она родила сына Энгуса. Потрясающая история!

Говорили, что над головой Мак Ока всегда парили чудесные птицы - и это были воплощенные поцелуи юного бога. Птицы пели - и юноши влюблялись в девушек, и девушки отвечали им взаимностью.

Быть может, еще боле чудесная легенда о любви Энгуса Мак Ока к Каэр, дочери короля Этала. Энгус увидел ее во сне, а потом оказалось, что сон был правдив. Этал не имел власти над дочерью, ведь раз в два года от Самайна до Самайна она превращалась в белого лебедя.  Энгус приходит к озеру и видит белых лебедей, плавающих по парам и перевитых серебряными цепочками. Каэр откликнулась на призыва Энгуса, но попросила через день отпустить ее на волю. Энгус не смог расстаться с любимой и сам превратился в лебедя. Они летели вместе на реку Бойн и пели так, что вся природа, сиды, люди, животные и деревья - все забыли себя на три дня и оказались в волшебном забытье, завороженные песней любви.

Engus i Kaer

Есть и другие истории об Энгусе - о том, как он пожалел прекрасную девушку Этайн, превращенную колдуньей в алую муху или как Энгус убедил своего отца,  когда попросил у него на сутки личный сид (владение) Дагды, а потом объяснил ему, что в волшебных владениях день и ночь означают вечность. Дагда оставил сид сыну навсегда.

И вот - песня скитальца Энгуса. О чем она? И что это за Энгус, который бродит по лесам и ловит форель, как простой человек - странник, а может быть, филид?

Для меня это стихотворение о том, что каждый влюбленный и любящий становится Энгусом, его любовь животворит и создает прекрасную реальность, которая растекается вечностью и приносит плоды Луны и Солнца. Круг замыкается, вечность благоухает, а один день любви тянется бесконечно.

Есть только любимая и любимый, и нет между ними никакого темного зазора, один лишь свет, и никакой тьмы.

Rafteri    Энтони Рафтери

 

 

 

Carolan     Терло О`Кэролан

 

 

 

Flook     The Flook

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

FireStats icon Работает с FireStats